Каталог изделий

Мастер-класс

Статьи об искусстве



Репортаж о казахской матрешке

Информационный портал TENGRI MIX   Автор: Сахибам Садырова

Жительница Алматы Марина Набиулина прямо в квартире оборудовала мастерскую, ее страсть - роспись по дереву. Однажды ей подарили мешок заготовленных матрешек, из которых она попробовала смастерить "казашку". Теперь художница создает не только народные образы, но и современные. Идеи повсюду, признается умелица корреспонденту TengriMIX, она вглядывается в лица прохожих и рисует их на куклах. Чаще ее вдохновляют любимые исполнители. Так, у женщины имеется звездная коллекция из Батырхана Шукенова и участников группы "А’Студио". В квартире Марины Рустамовны весьма уютно. В глаза бросается расписанная деревянная посуда, картины на стекле, постельные принадлежности в казахском стиле. Мама и дочь - рукодельницы, поэтому предпочитают лично заниматься оформлением дома. Для художницы это не только ремесло, но и творчество. "В 1993 году я окончила АГУ имени Абая, художественно-графический факультет, и защитила диплом по теме: "Роспись по дереву". В студенчестве я расписывала дощечки для кухни, в те времена был дефицит красивых вещей, поэтому они пользовались спросом у знакомых. Было приятно сделать такой подарок близким, а когда их стали покупать - это вдохновило меня еще больше, поскольку людям очень нравились мои творения", - начала разговор хозяйка.

Еще студенткой Марина Набиулина работала на заводе "Зергер", где мастера занимались разработкой и росписью национальных сувениров на основе этнографического материала, собранного во время экспедиций по Казахстану. Художники создавали миниатюрные фигурки персонажей из казахских сказок и преданий.

"Выделялись средства от государства, чтобы художники колесили по стране, изучали быт народа, что-то собирали, что-то закупали. В 1991 году половина художников завода ушли в коммерцию, их работы очень хорошо стали покупать во Франции. Появились свободные места, поэтому набрали студентов на обучение. Так я туда попала. Сначала рисовала с образцов, бывало, что копировала. Это было настоящее искусство. Плата за такой труд была хорошая, наши сувениры продавались в лучших салонах и гостиницах города. Я мечтала, что когда-нибудь буду создавать свои, авторские образцы", - делится воспоминаниями жительница Алматы.

Во времена перестройки завод распался, и Марина Рустамовна стала свободным художником. Она заказывала токарю фигурки, расписывала их на свое усмотрение и сдавала работы на реализацию в художественные салоны. Однажды сотрудник одного из казахстанских музеев Борис Шариков подарил ей мешок заготовок-матрешек и заказал одну в казахском стиле.


"Он сказал, что ему заготовки друг привез из Москвы. В то время добыть такие материалы было крайне сложно. Я очень обрадовалась, ведь это целое поле для творчества. Там было штук 25. Но меня удивила просьба Бориса: он попросил сделать для него одну матрешку-казашку в национальном стиле. Мне понравился процесс, я заработалась и сделала несколько разных казахских матрешек. Он мигом их все распродал, ведь на рынке были популярны русские, а казахские - очень необычны. С тех пор я стала их расписывать таким образом", - рассказала с улыбкой художница.

Сегодня смастерить казахскую матрешку на родине крайне сложно, поскольку очень мало токарей берется за эту работу. Она очень трудоемкая и дорогая. Поэтому рукодельнице приходится делать заказы в России. "Казахских красавиц я только расписываю, а саму деревянную форму вытачивает токарь на специальном станке. В России это хорошо отлаженное производство, где их делают в больших количествах разной формы и размеров, начиная от самых маленьких трехместных, величиной со спичечный коробок, и заканчивая 20- и даже 50-местными, огромных размеров. Обычно их делают из липы – ее древесина очень гладкая и светлая, с приятным запахом. Мне однажды приносили матрешку, сказали, что из Актау. Она обошлась намного дороже. Нужно специальное оборудование, специалисты, которые хорошо этим владеют. Если нашим токарям это поручить, он будет с одной матрешкой целый день возиться. Это трудно, нужно состыковать все", - поясняет мастер.

На вопрос: "Как реагируют покупатели на казахские матрешки?" алматинка утверждает: "Хорошо". Если заглянуть в историю, то матрешка стала русским народным сувениром не так уж и давно. Ведь в Россию ее прообраз - фигурку добродушного лысого мудреца Фукурамы, бога удачи - привезли из Японии. А первую матрешку – матрену-мать придумал профессиональный художник Сергей Малютин в 90-е годы ХIX века, который был заинтересован народным искусством.

"Вложенные одна в другую игрушки были известны и в Китае, и в Индии. А в основе их лежит идея эзотерического учения о семи телах человека, которые проникают одно в другое, подобно куклам в матрешке. Может, и у нас в стране она станет доброй символикой, ведь это прежде всего семья, друзья, учитель и ученики. Да и казахские матрешки безумно красиво получаются и успешно передают культуру страны", - считает Марина Набиулина.

Каждая матрешка автора отличается друг от друга. Например, матрешки-женщины - по возрастам. У казахов - прежде всего по костюмам: самая старшая носит кимешек и шапан, помладше – нарядные шапочки такия, камзолы, жилеты и платья с вышивкой.

"Чаще всего расписываю пятиместные, немного реже семи- или 10-местные. Когда заготовка попадает в руки художника, то сначала возникает замысел, общая идея. Затем начинается работа: заготовка грунтуется клеем, чтобы краска не растекалась по волокнам, шлифуется для гладкости и наносится рисунок карандашом. Следующий этап – роспись красками, акриловыми или гуашью. Когда роспись просохла, матрешка покрывается прозрачным лаком в два слоя. В каждую работу я вкладываю душу и стараюсь, чтобы она отличалась от предыдущей. Для этого я изучаю историю, смотрю сказки, читаю книжки. Сначала прорисовывается лицо, где тон дерева соответствует цвету кожи, затем наносятся яркие локальные цвета одежды, намечается небольшой объем рукавов более светлой краской и прорисовываются узоры одежды тонкой кисточкой. Цвета выбираю яркие – бордовые, красные, синие, зеленые и другие. Все зависит от замысла. Очень нравится рисовать казахские мужские халаты-шапаны – ярко-красные или бордовые с богатой вышивкой и характерным орнаментом. Народное искусство – это основной источник вдохновения для создания разнообразных композиций, образцы которых сохранились в книгах и залах музеев. Раньше я даже ходила в музеи делать зарисовки костюмов, теперь, конечно, многое нахожу в Интернете", - делится художница.

"Мне захотелось сделать портретную матрешку. Портреты я сама не рисую, это очень долго и будет очень дорого, решила использовать технику фотографии, получилось довольно органично. Целая группа их. Звездная матрешка. Думаю, что эстрадные деятели на меня не обидятся, а может, даже обрадуются. Коллекция еще не продана", - говорит Набиулина.

По словам алматинки, идеи для разрисовки матрешек есть повсюду. Она, гуляя по улице, вглядывается в лица прохожих, затем, придя домой, рисует их на игрушках. Чаще всего казахские матрешки покупают иностранцы и детские учреждения.

"Раскупают девушек, семейки. Детский центр брал в качестве развивающей игрушки, ведь матрешки тренируют глазомер, мелкую моторику. Обычно берут в подарок, еще покупают иностранцы, особенно из Германии. Мне нравится разглядывать горожан и рисовать их. Иногда я какое-нибудь лицо нарисую и встречаю его случайно на улице. Создать можно любую матрешку, народную, просто людей, семьи, друзей, тренера и подопечных, учителя и учеников. Фантазия безгранична", - смеется мастер.

В среднем для росписи пяти- и семиместной куклы нужна неделя. Такие творения долговечны.

"Для меня главная сложность заключалась в том, что приходилось все делать самой: покупать заготовки, придумывать и делать роспись, сдавать в магазин на реализацию и ждать, когда же будет продажа, ведь продавцы накручивают 50-100 процентов, а иногда и больше.Теперь я работаю в фирме "Блэк" вместе с интересными и творческими людьми, которых очень уважаю. Они предоставляют мне деревянные формы, а я расписываю их так, как подстазывает моя интуиция и эстетическое воображение."